Введение Закон о защите народа и рейха [Закон о дополнительных полномочиях], 24 марта 1933 г. / Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Закон о защите народа и рейха ["Закон о дополнительных полномочиях"], 24 марта 1933 г.

Введение

"Закон о защите народа и рейха" состоит из пяти статей. В статье 1 правительству рейха предоставляются общие законодательные полномочия. Статья 2 допускает при этом отступления от GlossarКонституции рейха, если эти отступления не касаются институтов рейхстага и рейхсрата как таковых, а также прав Рейхспрезидента. Статья 3 определяет, что законы оформляются рейхсканцлером и оглашаются в "Рейхсгезецблатт". Статья 4 предоставляет правительству рейха полную свободу действий при заключении внешнеполитических договоров. Статья 5 устанавливает в качестве срока действия полномочий четыре года, предоставляя их "правительству, находящемуся в настоящий момент у власти".

Закон, предоставлявший правительству GlossarАдольфа Гитлера дополнительные полномочия, следует рассматривать в контексте "депарламентаризации" законодателной системы, получившей распространение во многих странах , начиная с Первой мировой войны. В кайзеровской Германии рейхстаг 4 августа 1914 г., одновременно с открытием первых военных кредитов, предоставил Бундесрату, а тем самым косвенно и правительству кайзера, полномочия на законодательную деятельность, которую он мог осуществлять путем административных распоряжений. Однако и после образования Веймарской республики правительство то и дело использовало в качестве инструмента своей политики постановления, имеющие силу закона. Такое развитие достигло своего очередного апогея в период инфляциии и государственного кризиса 1923 г., когда рейсхтаг предоставил широкие дополнительные полномочия правительствам GlossarГустава Штреземана и GlossarВильгельма Маркса. Так, закон от 8 декабря 1923 г. уполномачивал правительство "предпринять все меры, которые являются необходимыми и безотлагательными ввиду бедственного положения народа и рейха". Именно на эту формулировку опиралось название Закона о дополнительных полномочиях от 1933 г.

Согласно ст. 76 Веймарской конституции, для предоставления широких полномочий, носивших характер законов, "ломающих нормы конституции", требовалось квалифицированное большинство в 2/3 голосов (присутствие 2/3 членов рейхстага и согласие 2/3 присутствующих депутатов). Уже начиная с 1922 г., статья 48 Конституции, предоставлявшая Рейхспрезиденту большую военную и гражданскую власть, исключительную по своему значению, при Рейхспрезиденте GlossarФридрихе Эберте превратилась в законодательный инструмент, применяемый властью в чрезвычайной ситуации. После установления в 1930 г. режима Glossarпрезидентского правления, в период всемирного экономического кризиса, практика чрезвычайных распоряжений Рейхспрезидента возродилась вновь. Рейхсканцлеры GlossarГенрих Брюнинг, GlossarФранц фон Папен и GlossarКурт фон Шлейхер опирались на постоянную готовность Рейхспрезидента GlossarПауля фон Гинденбурга применить статью 48.

Назначение Гитлера 30 января 1933 г. рейхсканцлером и образование консервативного национал-социалистского правительства "Национальной концентрации", с точки зрения Гинденбурга, должно было служить ограничению режима, при котором президент обладал полномочиями издавать чрезвычайные распоряжения, и возвращение к такой форме правления, которая опиралась бы на парламентское большинство. Если принять во внимание тот факт, что притязания национал-социалистов на власть уже приняли радикальную форму, то путь к новому закону о дополнительных полномочиях был предначертан. Не позднее 1932 г. данному политическому инструментарию стала отводиться центральная роль в планах Гитлера по "легальному" захвату власти. Несмотря на то, что 5 марта 1933 г. новые выборы, назначенные сразу после вступления Гитлера на должность канцлера и проходившие под знаком нараставших репрессий, обеспечили националистам правительственное большинство (национал-социалисты получили 288 мест, а германские националисты – 52, при общем количестве депутатов 647), их квалифицированное большинство в 2/3 голосов еще не было обеспечено.

23 марта вновь избранный парламент собрался в здании оперного театра Кроля, служившем местом его работы после поджога рейхстага 27 февраля, для обсуждения проекта Закона о дополнительных полномочиях. К этому моменту процесс "захвата власти" национал-социалистами продвинулся далеко вперед. В Германии царила внутриполитическая атмосфера террора и иллюзий. В то время, как Гитлер вводил в заблуждение буржуазные элиты, выдавая себя за продолжателя традиций прусско-германской монархии (так например, 21 марта, в связи с открытием нового рейхстага, был отпразднован так называемый GlossarДень Потсдама), полным ходом шло преследование политических противников и Glossarинтеграция германских земель в национал-социалистическую систему власти. Их важнейшим инструментом служило изданное согласно ст. 48 Glossar"Распоряжение о защите народа и государства" ("Распоряжение по поводу поджога рейхстага"), которое повлекло за собой отмену основных прав и предоставило правительству возможность "временно" исполнять обязанности высших органов власти отдельных земель. Первые шаги в направлении Закона о дополнительных полномочиях уже были сделаны, так как практически все депутаты рейхстага от GlossarКПГ (81 чел.) были арестованы, ушли в подполье или же вынуждены были покинуть страну.

Возможность получения квалифицированного большинства, необходимого для предоставления полномочий, не прибегая к дополнительным манипуляциям, определялась в первую очередь позицией фракции GlossarЦентра, к которой принадлежали 73 депутата. Гитлер добился их согласия, пообещав ведущим представителями Центра, в частности, продуманно использовать предоставляемые полномочия, сохранять институциональную структуру рейха и защищать интересы католической церкви. Речь Гитлера в рейхстаге, в которой он обосновал необходимость Закона о дополнительных полномочиях, еще больше заставляла питать такого рода иллюзии. Многие депутаты Центра и других буржуазных партий надеялись, что дав свое согласие на предоставление полномочий, они смогут предотвратить открытый государственный путч и сохранить определенное политическое влияние. Помимо всего прочего определенную роль сыграли атмосфера "собирания немецкой нации", а также страх, который висел в воздухе пленума ввиду присутствия на нем отрядов GlossarСА и GlossarСС.

В конечном итоге, фракция Центра, равно как и "правящие партии" GlossarНСДАП и GlossarНемецкая национальная народная партия (ДНФП), а также более мелкие фракции и группы (GlossarБаварская народная партия, GlossarГерманская народная партия, GlossarГерманская государственная партия, GlossarНародная служба и GlossarГерманская крестьянская партия), единодушно отдали свои голоса "за" этот Закон. "Против" Закона проголосовала только одна GlossarСДПГ, некоторые члены которой к тому времени также были арестованы или ушли в подполье. GlossarОтто Вельс обосновал решение своей партии, выступив с мужественной речью в защиту демократии и правового государства. В конечном итоге полномочия были утверждены 444 голосами против 94. Поскольку к этому моменту уже все немецкие земли находились под национал-социалистским господством, Закон в тот же вечер прошел через рейхсрат, не встретив здесь никаких возражений. На следующий день, 24 марта, Закон о защите народа и рейха был опубликован в "Рейхсгезецблатт" и тем самым вступил в силу.

Закон о дополнительных полномочиях продлевался три раза: 30 января 1937 г. рейхстаг, функция которого к тому времени заключалась единственно лишь в том, чтобы "выражать всеобщее одобрение", продлил общие полномочия на последующие четыре года. 30 января 1939 г., то есть уже спустя два года, то же решение принял так называемый Великогерманский рейхстаг, созванный в 1938 г. после Glossarаншлюса Австрии и аннексии Судетской области. И, наконец, 10 мая 1943 г. особый декрет, принятый Гитлером, установил неограниченный срок действия Закона о дополнительных полномочиях.

Закон о дополнительных полномочиях имел многоплановое значение для национал-социалистского режима:

а) Закон о дополнительных полномочиях оказал влияние на структуру власти в первые месяцы существования "Третьего рейха". Правительство Гитлера получило свободу законодательных действий и тем самым не только независимость от большинства в рейхстаге, но и от диктатуры власти президента, установленной ст. 48. Если согласно ст. 48 чрезвычайные распоряжения должны были подписываться Рейхспрезидентом и теоретически могли утратить свою силу по решению парламентского большинства, то теперь издание постановлений, имеющих силу закона, находилось исключительно в ведении правительства рейха. Ввиду того, что Рейхспрезидент по существу утратил власть, консервативные члены кабинета, предпринимавшие слабые попытки "сдержать" претензии Гитлера на власть, лишались своей последней опоры.

б) Уже для современников Закон о дополнительных полномочиях стал символом провозглашенной национал-социалистами "национальной революции". Он стал наглядным свидетельством упадка веймарской демократии, навязав рейхстагу унизительную функцию самому сделать решающий шаг на пути ее самоустранения. Заголовок газеты "Фёлькишер беобахтер" 25 марта 1933 г. триумфально провозглашал: "Капитуляция парламентской системы перед новой Германией".

в) Закон о дополнительных полномочиях заложил новую основу так называемого правительственного законодательства. Однако, если веймарские "предшественники" привязывали данное законодательство к актуальной чрезвычайной ситуации, то в соотвествии с новым Законом оно приобретало долгосрочный характер. Поскольку существовала возможность в любой момент отступить от формально еще действующей Веймарской конституции, то Закон стал своего рода суррогатом конституции. Установленные Законом ограничения уже скоро оказались пустыми обещаниями. Рейхстаг, законодательная функция которого в будущем существовала только на бумаге, был превращен в орган национал-социалистской власти. В феврале 1934 г. был распущен рейхсрат, в течение предшествующего года интегрированный в национал-социалистическую систему власти, а права рейхпрезидента прекратили свое действие в августе 1934 г., после смерти Гинденбурга.

г) Не подлежит сомнению тот факт, что национал-социалисты сумели бы узурпировать власть и без формальной процедуры предоставления полномочий. Однако в этом случае фасад законности, под прикрытием которого происходил "захват власти", обрушился бы очень быстро. Поэтому самым важным представляется символическое значение Закона о дополнительных полномочиях: несмотря на то, что он появился на свет при крайне странных обстоятельствах, Закон создавал у консервативно-либеральной элиты, а также за рубежом иллюзию более или менее "легальной" передачи власти, что, несомненно, способствовало утверждению нового режима.

При рассмотрении этого вопроса в более широком контексте следует учесть и то влияние, которое "Закон о дополнительных полномочиях" от 24 mарта 1933 г. оказал на Германию после Второй мировой войны. Конституционно-правовые последствия закона очевидны. Так, GlossarОсновной Закон Федеративной Республики Германии предусматривает строгое ограничение законодательных полномочий (таковые практически неизбежны ввиду сложной структуры современного государства), требуя подробного определения их "содержания, цели и объема" (ст. 80, абз. 1). Кроме того, здесь было встроено "предохранительное устройство" с целью защиты основного ядра федерализма, парламентской демократии и правового государства от изменений конституции, а также для предотвращения повторного псевдолегального устранения свободного строя (ст. 79, абз. 3).

Более трудным представляется определение того влияния, которое после 1945 г. оказала тематика, связанная с Законом о дополнительных полномочиях, на оценку национал-социалистского прошлого. В Западной Германии этому закону в общем и целом не придавалось слишком большого значения, а согласие на его принятие, данное буржуазным Центром, рассматривалось как банальное "политическое заблуждение". Такую позицию занимал, например, GlossarТеодор Хойсс, который в 1933 г. в качестве депутата рейхстага от Государственной партии проголосовал за Закон о дополнительных полномочиях. Будучи федеральным президентом, он подвергался полемическим нападкам со стороны ГДР, в частности, и по этой причине. По мнению Е.Б. Беккера, высказанному им в недавнем времени, вопрос о том, в какой степени господствовавшая в Западной Германии мягкая оценка парламентского голосования 23 mарта 1933 г. сказалась на общем критическом рассмотрении проблемы собственной ответственности и вины, требует еще дальнейшего изучения.

Наиболее важные процессы, связанные с одобрением Закона о дополнительных полномочиях, и основополагающие аспекты его политического и конституционно-правового значения были исследованы к началу 1960-х гг. в первую очередь К.Д. Брахером и Р. Шнейдером. В последующий период наблюдался постоянный прогресс в изучении отдельно взятых аспектов этой темы. Так например, после того, как Ватикан частично открыл архивы, относящиеся к периоду понтификата GlossarПия XI, можно считать безосновательным тезис, согласно которому готовность фракции Центра проголосовать за Закон о дополнительных полномочиях диктовалась непосредственно перспективой конкордата. В общем и целом с некоторого времени господствует тенденция, направленная на более внимательное изучение конституционно-правовых и парламентских предпосылок Закона о защите народа и рейха. Это касается как законов-"предшественников" периода Веймарской республики, так и "двойственного" отношения к парламентской демократии (Беккер), которое сказалось на результатах голосования представителей буржуазного Центра. Достойными предметами исследования могут стать сравнение Закона о дополнительных полномочиях с общими полномочиями, которые предоставлялись в межвоенный период в других странах, а также вопрос о значении этого закона в контексте германской "культуры памяти" после 1945 г.

Томас Райтель

(Перевод с нем.: Л. Бённеманн.

Редакция перевода: Л. Антипова)

Hinweis: Durch die Nutzung dieser Webseite stimmen Sie der Verwendung von Cookies zu.
OK Mehr erfahren