Введение Договор об основах отношений между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой [Основополагающий договор], 21 декабря 1972 г. / Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Договор об основах отношений между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой ["Основополагающий договор"], 21 декабря 1972 г.

Введение

Договор об основах отношений между ФРГ и ГДР означал претворение в жизнь внутригерманской концепции "изменения путем сближения", представленной GlossarЭгоном Баром в Тутцингене в 1963 г. GlossarСвДП, в то время находившаяся в оппозиции, присвоила себе его основную идею, предложив в феврале 1969 проект Генерального договора с ГДР. Но лишь после смены правительства в Бонне путь к "Основополагающему договору" (как его стали называть в правящей социал-либеральной коалиции) стал свободным – благодаря фактическому признанию ГДР 28 октября 1969 г. в первом GlossarПравительственном заявлении недавно избранного канцлера GlossarВилли Брандта. Такой частичный отход от 20-летней политики непризнания ГДР позволил вести переговоры с государственными инстанциями ГДР с тем, "чтобы сохранить единство нации, устранив ту натянутость в отношениях между обеими частями Германии, которая имеет место сегодня" (Брандт).

Международное признание ГДР, к тому времени еще отсутствовавшее, должно было стать вторым шагом, который Федеральное правительство считало неизбежным, принимая во внимание постепенное прекращение международной изоляции ГДР. Прежде чем это произошло, предстояло решить две задачи в области германо-германских отношений: во-первых, найти удовлетворительное решение берлинской проблемы при сохранении статуса четырех держав. При этом требовалось подтвердить особые связи между Западным Берлином и ФРГ и обеспечить пассажирское сообщение между двумя частями города. Во-вторых, нужно было добиться от ГДР определенных политических уступок и письменно зафиксировать их в обмен на международное признание ГДР.

Концепция ведения переговоров с ГДР, которой следовало Федеральное правительство, предусматривала сначала разработку Договора о межгосударственном сообщении, которому отводилась роль образца для других договоров. Помимо этого, Договор о межгосударственном сообщении, упрощавший пассажирское сообщение между обеими частями Германии, должен был проложить путь Основополагающему договору, сломив внутриполитическую оппозицию против последнего. Западно-германская сторона отдавала себе отчет в том, что подобного соглашения с Восточным Берлином нельзя достигнуть без согласия и поддержки такой сверхдержавы как Советский Союз. Тем самым поиск взаимопонимания с СССР имел приоритетное политическое и тактическое значение по сравнению с германо-германскими переговорами.

Московское руководство с решительностью воспользовалось этим исключительным правом. Предварительно согласовав свои действия с ГДР, оно преднамеренно затягивало внутригерманский диалог до тех пор, пока в результате подписанного 12 августа 1970 г. GlossarМосковского договора и парафированного 18 ноября 1970 г. GlossarВаршавского договора не были достигнуты важные договоренности, прежде всего относительно границ. Встречи между Федеральным канцлером Вилли Брандтом и председателем Совета министров ГДР GlossarВилли Штофом в Эрфурте и Касселе 19 марта и 21 мая 1970 г. не имели продолжения ("пауза на размышление"), хотя общественность проявляла к ним большой интерес. Лишь 27 ноября 1970 г. был возобновлен обмен мнениями между обоими германскими государствами на уровне статс-секретарей.

Уже в декабре 1969 г. ГДР представила Проект Договора об установлении равноправных отношений между Германской Демократической Республикой и Федеративной Республикой Германией, в котором изложила свои максимальные требования. Вилли Брандт ответил на этот проект в Касселе своими "Принципами и элементами договора, служащими основой для установления равноправных отношений между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой" – так называемыми "20 кассельскими пунктами". Согласно им, оба государства должны были заключить международно-правовой договор "в интересах мира, будущего нации и ее единства", который позволит "урегулировать отношения между обоими германскими государствами, укрепить связи между гражданами обеих стран и будет содействовать устранению существующей дискриминации".

"20 кассельских пунктов" содержали, помимо этого, такие важнейшие принципы, как равноправие, отказ от применения силы, территориальная целостность и невмешательство во внутренние дела друг друга. Но они были неприемлимы для ГДР, поскольку в них содержалось многочисленные ссылки на немецкую нацию и особые внутригерманские отношения. Однако одна формулировка, согласно которой Федеративная Республика Германия и ГДР "на основе будущего договора" обязывались предпринять дальнейшие шаги, имела определяющее значение для будущего названия Договора, хотя тем самым поначалу имелась ввиду только возможность членства в международных организациях.

Формулировка основных пунктов Договора, носившая политически обязательный характер, содержалась уже в совместном документе, составленном 20 мая 1970 г. после многомесячных переговоров между Федеральным правительством и правительством Советского Союза, которые вели уполномоченный Эгон Бар и GlossarАндрей Громыко. Т. н. "документ Бара" представлял собой заявление о политических намерениях и был опубликован одновременно с Московским договором от 12 августа 1970 г. В нем Федеральное правительство выразило свою готовность заключить соглашение с ГДР, которое имело бы такую же обязательную силу, как и любые другие международные соглашения с третьими странами. Взаимоотношения между двумя государствами должны были строиться "на основе полного равноправия, недискриминации, уважения независимости и самостоятельности каждого из государств в вопросах, которые касаются внутренних дел в пределах их границ". Одобренные советской стороной формулировки допускали особые отношения между ФРГ и ГДР, так как они должны были носить исключительно характер отношений между третьими странами. Это позволило Федеративной Республике признать ГДР в качестве субъекта международного права, не отказываясь при этом от единства нации. Для нее ГДР по-прежнему не была заграницей, и поэтому здесь не могло идти речи об обычных дипломатических отношениях на уровне послов. ГДР была де факто обязана соблюдать договоренности "со старшим братом", достигнутые в Москве, что налагало ограничения на свободу ее действий во время будущих переговоров. Когда во время германо-германского обмена мнениями в ноябре 1970 г. речь зашла о принципах отношений, подлежащих урегулированию, то за основу этих принципов было взято заявление о намерениях, сделанное в Москве. Однако встречи, проходившие между статс-секретарем ведомства Федерального канцлера Эгоном Баром и статс-секретарем при Совете министров ГДР GlossarМихаэлем Колем, касались сначала в основном вопросов межгосударственного сообщения. Наиболее насущной проблемой здесь было составление транзитного соглашения, которое должно было дополнить заключенное 3 сентября 1971 г. GlossarЧетырехстороннее соглашение по Берлину. Переговоры по нему начались в марте 1970 г. и закончились подписанием 17 декабря 1971 г. Соглашения между правительством Федеративной Республики Германии и правительством ГДР о пассажирском и грузовом транзитном сообщении между Федеративной Республикой Германией и Западным Берлином.

Впоследствии на встречах стал обсуждаться вопрос о заключении Договора о межгосударственном сообщении, проекты которого были представлены уже осенью 1969 г. Подписанный 26 мая 1972 г. Договор между Федеративной Республикой Германией и ГДР о вопросах межгосударственного сообщения представлял собой первый государственный договор между ФРГ и ГДР, подлежавший ратификации. "Забытый договор" (Бар) прошел через Бундестаг, получив поддержку GlossarХДС/ GlossarХСС, и вступил в силу 17 октября 1972 г. Правда, в конкретной политической ситуации того момента внимание к нему было ослаблено ввиду правительственного кризиса в Бонне и объявления новых досрочных выборов.

К тому моменту продвинулось вперед и обсуждение Основополагающего договора. Уже 15 июня 1972 г. статс-секретарь Коль передал другой стороне проект под названием "Договор об основах отношений между Германской Демократической Республикой и Федеративной Республикой Германией". 16 августа обмен мнениями продвинулся уже настолько, что можно было переходить к официальным переговорам. Однако ввиду предстоящих 19 ноября выборов в Бундестаг ФРГ какое-то время оставалось неопределенным, получит ли договор, парафированный 8 ноября, внутриполитическое большинство. Лишь после выборов, усиливших позицию правящей социал-либеральной коалиции, и образования нового правительства Основополагающий договор был подписан 21 декабря 1972 г. в Восточном Берлине Эгоном Баром, который стал теперь Федеральным министром по особым поручениям при Федеральном канцлере, и Михаэлем Колем. ГДР настаивала на том, чтобы этот договор – по аналогии с Московским и Варшавским договором – получил название Берлинского договора, однако ее стремления не увенчались успехом.

В результате был достигнут политический компромисс, который не затрагивал подписанных ранее соглашений и договоров, особенно договоров между союзниками, четырехсторонних соглашений и решений в отношении Германии, а также договоренностей, регулирующих внутригерманскую торговлю (статья 9). За рамками договора остались те вопросы, по которым существовали противоположные мнения, такие как гражданство или имущественные проблемы. В преамбуле настоятельно указывалось на различие в точках зрения сторон по принципиальным вопросам, в том числе по национальному вопросу. Однако договоренность, существовавшая между двумя сторонами, позволяла им мириться с данными различиями во взглядах, не отказываясь при этом от собственных государственных интересов. Так Федеральный канцлер Вилли Брандт в день подписания договора выразил свою надежду на то, что Договор об основах "поможет преодолеть глубокую пропасть между обеими немецкими государствами и их гражданами". Он оправдывал заключение договора, характеризуя его как политическое решение, лучшее на данный момент: "Только так мы сможем сохранить нацию в сегодняшних условиях."

С западногерманской точки зрения, решающее значение имел тот факт, что собственная позиция была еще раз документально закреплена в "Письме по поводу единства Германии", и что статья 7 в совокупности с Дополнительным протоколом давала возможность развивать межгосударственное сотрудничество на основе последующих соглашений. С этим связывалась надежда добиться "послаблений для людей", например в вопросах либерализации пассажирского сообщения и воссоединения семей. Кроме того, со ссылкой на Устав ООН, удалось закрепить в букве закона право на самоопределение и соблюдение прав человека (ст. 2).

В отличие от этого, для ГДР Основополагающий договор стал прежде всего выражением самоутверждения. Принципы равноправия (ст. 1), отказа от применения силы, нерушимости границ и территориальной целостности (ст. 3), а также независимости и самостоятельности во внутренних и внешних делах (ст. 6) рассматривались как гарантия собственной социалистической государственности и защиты от общегерманских поползновений. Как заявил член Политбюро GlossarГюнтер Миттаг на 8-й конференции ЦК GlossarСЕПГ, состоявшейся 6 декабря 1972 г., договор стал "важным шагом на пути к осуществлению ленинской политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем" и создал "благоприятные внешние условия для продолжения социалистического строительства". После изменения Конституции ГДР 27 сентября 1974 г., когда из нее были изъяты все упоминания о немецкой нации, ГДР продолжила свой курс на политическое отмежевание.

После того как Основополагающий договор 21 июня 1973 г. вступил в силу, прошел еще почти целый год, прежде чем в Бонне и Восточном Берлине смогли начать работу GlossarПостоянные представительства, которые подлежали учреждению согласно статье 8. Причиной промедления стал Glossarиск о проверке действительности правовых предписаний, поданный правительством Баварии в Федеральный конституционный суд. 31 июля 1973 г. суд принял решение (2BvF 1/73), согласно которому Основополагающий договор не противоречил GlossarОсновному закону. Постановление высшей судебной инстанции государства определило возможные рамки интерпретации для Федерального правительства и подчеркнуло, что конституционные органы Федеративной Республики обязаны руководствоваться интересами восстановления государственного единства Германии. Правовые позиции, которые задавались этой целью, закрепленной в Основном законе, не могли быть отменены, в том числе и на основании Основополагающего договора. Согласно мнению судей Конституционного суда, этот договор был по своей форме международно-правовым, а по своему содержанию договором, "который регулирует внутренние отношения". Далее, суд квалифицировал границу между Федеративной Республикой и ГДР, "фундаментом" которых, по его мнению, служила "Германия, еще существующая как единое государство", как государственно-правовую границу, "идентичную тем границам, которые проходят между землями Федеративной Республики Германии".

В ГДР решение суда в Карлсруэ вызвало возмущение, поскольку в нем на виду у всей мировой общественности давалась односторонняя оценка договора. Тем не менее, это решение, признав Основополагающий договор, предоставляло также правовые гарантии.

Наконец, 28 ноября 1973 г. начались переговоры между статс-секретарем в ведомстве Федерального канцлера GlossarГюнтером Гаусом и заместителем министра иностранных дел ГДР GlossarКуртом Ниром о учреждении Постоянных представительств. Прежде чем 14 марта 1974 г. был подписан Протокол между правительством Федеративной Республики Германии и правительством ГДР об учреждении Постоянных представительств, предстояло решить вопросы о статусе руководителей, в частности, об их титулах и аккредитации, а также о применении Венского соглашения о дипломатических отношениях 1961 г. Этот протокол вступил в силу 2 мая 1974 г., когда на него уже бросило тень дело о шпионаже GlossarГийома, ставшее поводом для отставки Вилли Брандта четырьмя днями позже.

Именно в этих обстоятельствах, отягощавших внутригерманские отношения в настоящем и будущем, Основополагающий договор, заключенный на неограниченное время, стал одной из гарантий стабильности. Эта стабильность, основой которой он служил, содержала в себе несколько аспектов: она способствовала политической консолидации ГДР и одновременно гарантировала постоянные связи между жителями Восточной и Западной Германии. Хотя ГДР продолжила свою политику идеологического и общественного отмежевания от Федеративной Республики, тем не менее Договор об основах отношений между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой определял ту минимальную степень, в которой должны были поддерживаться отношения между Федеративной Республикой Германии и Германской Демократической Республикой.

Даниэль Хоффман

(Перевод с нем.: Л. Бённеманн.

Редакция перевода: Л. Антипова)

Hinweis: Durch die Nutzung dieser Webseite stimmen Sie der Verwendung von Cookies zu.
OK Mehr erfahren