Введение Общественный наказ XIX партийной конференции КПСС, 5 и 12 июня 1988 г. / Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Общественный наказ XIX партийной конференции КПСС, 5 и 12 июня 1988 г.

Введение

В мае-июне 1988 г. оппозиционные организации, т.н. Glossar"неформальные движения", развернули кампанию массовых манифестаций. Ее цель заключалась в том, чтобы привлечь внимание населения к идеям "неформалов"и оказать давление на XIX Glossarпартийную конференцию. Впервые, начиная с 1920-х гг., в Москве, Ленинграде и других городах проходили многотысячные митинги, где оппозиционеры открыто излагали широкий спектр идей – от Glossarанархистских до социал-демократических и либеральных. Организации "неформалов" стали быстро набирать численность. В центре Москвы "неформалы" организовали "Гайд-парк", где обсуждались социальные и политические проблемы. Еще недавно оценивавшиеся на заседаниях GlossarПолитбюро ЦК КПСС либо как как потенциальная опасность, либо как лабораторный эксперимент, оппозиционные группы превратились теперь в фактор "большой политики".

При всем своем стремлении быть самостоятельными "неформалы" были частью большой системы: "[Они] действовали по принципу "Реформы сверху под давлением снизу". А какую более успешную тактику в этих условиях можно было предложить? И до 1990-1991 гг. эта тактика была вполне оправданной, потому что еще не было видно, что элита переходит к либерализации", – считает GlossarБ. Кагарлицкий.

Казалось, что давление на власть будет успешным, если собрать воедино относительно небольшие силы неформальных групп. Поэтому одновременно с митинговой кампанией началось объединение оппозиционных движений различных направлений в широкое народно-демократическое движение.

По инициативе директора GlossarНИИ культурыGlossarВ. Чурбанова, представлявшего интересы лидера "либералов" в GlossarКПССGlossarА. Яковлева, было решено созвать конференцию "неформалов", на которой они должны были изложить свои позиции. Для реформистов в КПСС это была возможность организовать управление "неформалами" с целью использовать их потенциал в интересах реформ, для "неформалов" – создать единую структуру, которая смогла бы сформировать массовое демократическое движение в масштабах СССР. По примеру западноевропейских стран 1930-х гг. и современной Эстонии было решено назвать массовую лево-демократическую организацию "Народный фронт". Партийные организации оказали этому мероприятию живейшую поддержку, предоставив прекрасные залы и доступ к официальной прессе. Данный факт стал еще одним подтверждением того, что конференция была санкционирована на самом высоком уровне.

Поводом для встречи стало составление наказа XIX партконференции. Речь шла об едином наказе всех "конструктивных" неформалов (за исключением непримиримого к GlossarкоммунистамGlossarДемократического союза (ДС) и антисемитской Glossar"Памяти"), который в случае отказа партии принять его (что можно было предвидеть) стал бы программой демократического движения.

5 июня 1988 г., во GlossarДворце молодежи, открылся форум демократической общественности. Рассказав о достижениях своих движений, "неформалы" вступили в спор, каким должен быть Народный фронт – общедемократической или социалистической организацией. От этого зависело и содержание его программы. Эти споры отразили сложные разногласия между отдельными группами оппозиции. С одной стороны стояли группы, начавшие митинговую кампанию в Москве – либеральное Glossar"Гражданское достоинство" и социалистическая Glossar"Община". Они выступали за общедемократический Народный фронт, в котором, как предполагалось, будут сотрудничать деятели, придерживавшиеся различных демократических взглядов. При этом интересы социалистов должна была отстаивать всесоюзная GlossarФедерация социалистических общественных клубов (ФСОК), существовавшая с 1987 г. Она должна была бороться за влияние в GlossarНародном фронте. В свою очередь в ФСОК конкурировали друг с другом приверженная немарксистской Glossarнароднической социалистической идеологии "Община" и марксистская группа Glossar"Социалистическая инициатива" во главе с Б. Кагарлицким. В это время наблюдался массовый приток в неформальное движение новых активистов, только недавно соприкоснувшихся с независимой общественной мыслью и все еще приверженных не просто марксистским, но Glossarмарксистско-ленинским взглядам. В ФСОК большим влиянием обладали сторонники "Общины", в новых группах, напротив, марксисты-ленинцы, лидером которых стала "Социалистическая инициатива". В целях достижения окончательного превосходства марксисты решили избавиться от либералов и провозгласили Народный фронт чисто социалистической организацией с твердой дисциплиной. Но прежде, чем подчиниться решениям руководящих органов демократического движения, важно было определиться с процедурой их формирования. В результате, оганизационные споры накладывались на идеологические. 5 июня был разработан план союза неформалов с "либеральными коммунистами".

Участники форума разошлись. 12 июня они должны были собраться снова, чтобы обсудить "Общественный наказ", составленный на основе выступлений делегатов. Для его разработки была создана редакционная комиссия, которая одновременно стала Инициативной группой, а затем GlossarОрганизационным комитетом по созданию Московского народного фронта (ОК МНФ). В него вошли представители "Общины", "Социалистической инициативы", "Гражданского достоинства", Glossar"Мемориала", Glossar"Перестройки-88", Glossar"Демократической перестройки" и GlossarКлуба социальных инициатив. Каждая из этих групп была уже хорошо известна в общественном движении. Затем ОК был дополнен представителями всех групп GlossarМосковской организации ФСОК и новыми группами, возникшими на волне манифестаций. Каждая организация получала один голос. Однако реальное влияние и численность групп была разной. Создавались и группы из 2-3 человек, существовавшие только на бумаге. Т.о. та или иная фракция получала еще один голос в Оргкомитете.

12 июня в GlossarДК "Энергетик" собралось заключительное заседание форума по составлению "Общественного наказа". В этот день, несмотря на многочисленные идеологические разногласия между присутствовавшими в зале, жарких дискуссий не было. Хотя выступавшие довольно эмоционально обвиняли редакционную комиссию в отсутствии тех или иных положений, высказывавшихся ранее, обсуждение было конструктивным: редакционная комиссия включила в текст почти все предложения. Часть из них содержала рекомендации по трансформации КПСС в партию парламентского типа, а часть представляла собой свод демократических и правозащитных требований, которые с теми или иными изменениями повторялись в программах демократических движений и партий до 1991 г. Среди них были требования об отмене Glossarположения конституции о руководящей роли КПСС, о разделе GlossarКГБ на несколько ведомств, о политической амнистии, а также требование всех гражданских свобод. Одновременно авторы документа выступали за социалистическую экономическую программу, предложенную "Общиной", – за коллективную собственность на средства производства, а также за самоуправление и экономическое регулирование, организованное на основе "делегирования" (т.е. создания вышестоящих органов из делегатов нижестоящих).

Наказ завершался лозунгами, с которыми идентифицировались большинство инициаторов Народного фронта, и которые были хорошо понятны всем (хотя каждый понимал их по-своему):

Да здравствует Glossarдемократический социализм!

Да здравствует единство прогрессивных сил коммунистической партии и широкого демократического движения!

Да здравствует революционная Glossarперестройка!

На тексте наказа лежит печать той спешки, с которой он был составлен, а также его многочисленных согласований. Потому что работу над ним нужно было закончить сразу, в этом зале, позже уже ничего не следовало менять. Согласованная программа могла быть пересмотрена только новой конференцией. Как следствие, текст был опубликован в Glossarсамиздате с многочисленными опечатками и стилистическими неточностями. Но несмотря на это, позиция "неформалов" была выражена по широчайшему спектру проблем, а их требования были вполне понятны. Кроме того, конференция приняла "Принципы организации и основные цели Народного фронта", сформулированные в абстрактно-демократическом стиле.

На митингах развернулась агитация за Народный фронт в качестве перспективы массового демократического движения. Де факто в стране возник единый фронт неформальных политических организаций (кроме ДС и "Памяти"). Однако его с самого начала стали раздирать разногласия.

После конференции противоречия в оргкомитете GlossarМНФ нарастали по двум линиям. С одной стороны, имело место противостояние между сторонниками узко-социалистического характера МНФ и теми, кто выступал за его общедемократическую направленность (среди представителей второй группы одни высказывались за его либеральную ориентацию, другие – за его социалистическую ориентацию). С другой стороны борьба разворачивалась между защитниками широкой автономии клубов и приверженцами общеобязательности решений оргкомитета для всех групп, входящих в МНФ. За марксистским "большинством" и либерально-социалистическим "меньшинством" стояло примерно равное количество активистов. Однако марксисты контролировали больше голосов через новые группы.

Большинство старых групп ("Община", "Гражданское достоинство", "Мемориал и др.), за плечами которых был опыт организации уличных действий, считали, что "новички" не имеют права диктовать свои взгляды всем остальным участникам движения. Марксисты надеялись, что приток новых людей может обеспечить их идеям преобладание в демократическом движении. Этот расчет был ошибочен – под влиянием либеральной прессы массовые настроения изменились, и неискушенные в идейном отношении люди высказали свое доверие известным коммунистам с социал-демократическими взглядами. Но уже в 1989-1990 гг. они перейдут на либеральные позиции и увлекут за собой популистские массы, неоформленные в организационном отношении. В итоге, социалисты упустят время, не использовав его для создания влиятельной собственно социалистической партии, и растворятся в демократическом движении.

Отношения между фракциями обострились после того, как 18 июня власти начали разгонять митинги. В этих условиях "большинство" ОК МНФ призвало к тому, чтобы во время митингов демонстрировать большую лояльность по отношению к КПСС, а "меньшинство" – продолжать их в прежней оппозиционной тональности, но в другом месте. Оба пути вели к ослаблению влияния "неформалов" и их давления на власть. Каждая из фракций обвиняла в неудачах другую. "Большинство" притязало на право выступать от имени Народного фронта и его оргкомитета, "меньшинство" пыталось доказать, что создание Народного фронта как массового движения – дело будущего, и у "большинства" отсутствует легитимное право выступать от имени массового демократического движения. Эти разногласия закончились тем, что 3 июля "Гражданское достоинство", "Община", "Перестройка-88", "Мемориал" (днем ранее) и ряд других групп вышли из Оргкомитета. В результате, объединения демократических сил не состоялось, власти подавили сначала митинги социалистов, а затем и Демократического союза.

События весны-лета 1988 г. – это первый опыт публичной политики, который был положен в основу парламентской культуры и традиции самоорганизации гражданского общества. Уже в 1989 г. ситуация повторится в больших масштабах и с схожим составом участников.

Раскол Народного фронта был первым симптомом изменений в освободительном движении. Если в 1986-1987 гг. "неформалы" в качестве доминирующей силы освободительного движения сменили Glossarдиссидентов (частично поглотив их, частично сосуществуя с остатками диссидентского движения), то в 1989-1990 гг. популистское "демократическое" движение сменило "неформалов". ОК МНФ превратился просто в одну из оппозиционных организаций. В результате раскола "неформалов" в 1988 г. ни одна из фракций не сумела утвердиться на ведущих политических позициях. Но концепция "большинства" была подвержена влиянию популизма (хотя ведущие лидеры "неформалов"-Glossar"большевиков" после победы популизма были оттеснены от руководства демократическим движением), а концепция "меньшинства" настаивала на сохранении традиций неформального движения.

Для демократов-популистов была характерна ориентация на сотрудничество с той частью правящей элиты, которая публично разделяла принципы демократической идеологии, и даже на подчинение ей. Эти принципы зачастую носили негативный характер; сначала они имели антибюрократическое, позже – антикоммунистическое и антишовинистическое содержание. Переход движения на популистский этап был постепенным и окончательно завершился только в 1990 г., когда во главе массового движения встали депутатские фракции демократов в союзном и российском парламентах. Впоследствии зависимость лидеров демократов от их актива значительно снизилась; сами лидеры отказались от идеологии демократического социализма и взяли курс на переход к капиталистическим отношениям в СССР. Одновременно центр тяжести работы "неформалов" сместился с борьбы за власть на развитие гражданских организаций (социальных, информационных, экологических и др.).

Мир неформальных организаций 1986-1989 гг., в котором участники "играли в большую политику", растрачивая энергию на борьбу за места в "координационных органах", отстаивая каждый пункт политических программ с таким жаром, будто работали над проектом судьбоносного закона, представлял собой своего рода модель демократического общества. В этом был политический смысл, поскольку "неформалы" вскоре оказались в состоянии выводить на улицы массы людей, а их пресса и издания превратили Glossar"гласность" в свободу слова. Но и "внутриполитические" страсти "игрушечной политики" неформалов имели большое значение. Это был беспрецедентный "тренинг", когда сотни будущих политических лидеров, журналистов, общественных активистов за считанные годы освоили политическую культуру обществ с большими политическим традициями. В этом отношении "Общественный наказ" 1988 г. – "дедушка" многочисленных платформ демократического движения 1990-х гг.

Александр Шубин

Hinweis: Durch die Nutzung dieser Webseite stimmen Sie der Verwendung von Cookies zu.
OK Mehr erfahren