Введение Ленин, В.И., Письмо к съезду, между 23 декабря 1922 г. и 4 января 1923 г. / Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Ленин, В.И., Письмо к съезду, между 23 декабря 1922 г. и 4 января 1923 г.

Введение

"Письмо к съезду" было продиктовано GlossarЛениным по частям между 23 декабря 1922 г. и 4 января 1923 г. В архиве сохранились только машинописные версии документа; исключение составляет первая часть от 23 декабря 1922 г., существующая в факсимильной рукописи. Если исключить возможность, что она вышла из под пера одной из секретарш, которым диктовал вождь, то речь идет, по всей вероятности, о сделанной позже копии, которая в 4 и 5 абзаце содержит некоторые неточности (Буранов/1994). В документе затронута такая тема как структурные изменения в политической системе большевистской диктатуры, предпринята оценка руководящих качеств ряда лиц из числа партийной верушки, и наконец, даны рекомендации о снятии GlossarИ. Сталина с поста GlossarГенерального секретаря ЦК. Ленин лично озаглавил документ как "Письмо к съезду".[1]

Автор документа объявил все записи, имевшие отношение к "Письму", строго секретными, снабдив их особыми оговорками. Отдельные части документа были запечатаны в конверты, причем открыть их имел право только либо сам вождь, либо (после его смерти) его супруга GlossarН. Крупская. От "Письма к съезду", отнесенного к разряду "секретных", следует отличать серию из пяти статей, которые Ленин написал непосредственно после его диктовки в январе и феврале 1923 года, а именно – "Странички из дневника", "О кооперации", "О нашей революции (по поводу записок Н. Суханова)", "Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии)" и "Лучше меньше, да лучше". Отдельные предложения из "Письма к съезду", касавшиеся, например, увеличения числа членов GlossarЦК, были конкретизированы и повторно включены в эти статьи, опубликованные затем в Glossar"Правде". Наряду со статьями, увидевшими свет еще при его жизни, Ленин написал два других текста, обнаруживающих непосредственную связь с "Письмом к съезду" – "О придании законодательных функций Госплану" и "По вопросу о национальностях или об автономизации". Они были официально переданы партийному руководству, но не опубликованы, а оглашены только в избранном кругу партийных вождей.[2]

Историческая ситуация, в условиях которой появилось "Письмо к съезду", несла на себе печать тяжелого внутреннего кризиса большевистского режима. Со стороны могло возникнуть впечатление, что введение GlossarНовой экономической политики (НЭП) способствовало достижению определенного социального компромиса с крестьянством, а участие РСФСР в GlossarГенуэзской конференции и заключение GlossarРапалльского договора с Германией положило начало интернациональному признанию советского государства. Наконец, государственное объединение Советской России с Белоруссией, Украиной и Закавказскими республиками – Грузией, Арменией и Азербайджаном – продемонстрировало всему миру, что советское государство сумело утвердиться в истории. Однако внутри самой правящей партии большевиков вокруг этих событий политической жизни разворачивались ожесточенные споры. Более того, в действительности политическая консолидация была достигнута единственно за счет строгих репрессивных мер против конкурирующих социалистических партий, а также путем изоляции и преследования представителей интеллигенции, выражавших мнения буржуазных слоев населения. Авторитарный режим, подавлявший всякую критику и исключавший всякие политические альтернативы, господствовал и в самой большевистской партии. Он воспринимался как "диктатура фракции". С момента установления власти большевиков политический авторитет режима зависел главным образом от личной харизмы вождя партии и основателя государства Владимира Ильича Ленина. Политическая легитимность большевистской власти определялась этой личностью даже тогда, когда смертельная болезнь постепенно делала невозможным ее дальнейшее пребывание у рычагов власти.

На тот момент, когда Ленин диктовал "Письмо к съезду", роковые последствия его целебрального склероза уже в течении года давали знать о себе. Его работоспособность упала настолько, что он был вынужден отойти от государственных дел. По меньшей мере время от времени болезнь сказывалась на его умственных способностях. Однако в то время как Ленин постепенно утрачивал возможность влиять на процесс принятия политических решений, И. Сталин, с апреля 1922 года в качестве Генерального секретаря руководивший всей внутрипартийной огранизацией, напротив, укреплял свой бюрократический режим партийного государства. Фактически он уже обладал всей полнотой власти в руководстве партии, опираясь на тройку, в которую кроме него входили GlossarЛ. Каменев и GlossarГ. Зиновьев.

С особой силой Ленин ощутил это во время дискуссии по такому принципиальному вопросу как конституционные основы национальной политики в советском государстве, создание которого стояло на повестке дня. Как уже во время недавней дискуссии о "государственной монополии внешней торговли", ему с трудом удалось взять верх над своими оппонентами в GlossarПолитбюро и в ЦК партии. Хотя в конечном счете общая формулировка для соответствующей статьи конституции была найдена, во время так называемого Glossar"грузинского дела" Ленину пришлось убедиться, что выдвинутые им принципы федеративного устройства государства в действительности наталкиваются на противодействие со стороны Сталина и его свиты. К этой теме Ленин обратится в отдельной записи, не имеющей отношения к "Письму".

"Письмо к съезду" было продиктовано, после того как у смертельно больного вождя исчезла надежда, что он сам сможет выступить на XII съезде партии, запланированном на весну 1923 г. В документе можно четко выделить отдельные содержательные комплексы, образующие тематические центры его частей. В первой части от 23 декабря 1922 г. Ленин изложил свои предложения по реформе структуры большевистской власти. Они касались Центрального комитета и центрального аппарата управления промышленностью – GlossarГосударственной плановой комиссии (Госплан). В третьей части письма от 26 и 29 декабря 1922 г. Ленин уточнил и обосновал свое предложение существенно увеличить число членов ЦК с 50 до 100 человек. Тема Государственной плановой комиссии обсуждалась им в отдельных от "Письма" записях, по всей вероятности предназначавшихся для публикации. Во втором документе от 24 декабря 1922 г. он касался вопроса об опасности раскола в ЦК, причины которого он усматривал прежде всего в расхождениях между И. Сталиным и GlossarЛ. Троцким. Далее следовала оценка Лениным личности и политической позиции обоих лидеров партии, которая дополнялась характеристикой других большевистских вождей, а именно Г. Зиновьева, Л. Каменева, GlossarН. Бухарина и GlossarГ. Пятакова. Если эти части документа составляют единое целое, то "Дополнение к письму от 24 декабря 1922 г.", внесенное 4 января 1923 г., выпадает из его рамок. В равной степени критические замечания Ленина в адрес всех вышеназванных большевистских руководителей были дополнены однозначным приговором Сталину, причем вождь вносил предложение о замене последнего на посту Генерального секретаря. На основании этой критики и оговорок автора правомерно сделать вывод о том, что ни одного из видных представителей партийной верхушки он не хотел, принимая во внимание их руководящие качества, рекомендовать в качестве своего непосредственного преемника. Из "Письма к съезду" прежде всего явствовало, что отношения между больным вождем большевиков и Генеральным секретарем ЦК Сталиным, который незадолго до этого, в апреле 1922 г., при поддержке самого Ленина был назначен на свой пост, дали трещину.

Строгий приговор, вынесенный Лениным Сталину, остался без последствий. Но, с другой стороны, в каждый период советской истории восприятие документа развивало свою собственную динамику, независимую от намерений его автора. Это обнаружилось уже в первые дни после диктовки письма, когда секретарши Ленина передали его содержание Сталину и другим членам Политбюро.[3] Начиная с 1923 г., на протяжении второй половины 1920-х гг. "Письмо" использовалось партийной элитой как средство угрозы и оказания давления на политических противников. Получив "Письмо к съезду" после смерти Ленина официально из рук Н. Крупской, руководство ВКП(б) постановило сохранить требования вождя о смещении Сталина в тайне и игронировать их. GlossarЛевая оппозиция использовала "Письмо" до 1927 г. как одно из самых опасных средств борьбы против Сталина. В перид восхождения Сталина во власти документ, содержащийся в секрете, висел над ним дамокловым мечом. Генеральный секретарь вынужден был потратить много усилий на то, чтобы помешать его публикации. В свою очередь Сталин, по мере узурпации им монополии на интерпретацию Ленина, все чаще использовал отдельные части "Письма" в качестве оружия против своих противников. Однако оставаясь секретным, документ сыграл значительную роль в коммуникационных социумах, которые в 1920-е гг. были недоступны для контроля со стороны Сталина, так например, в публицистических разоблачениях за границей. Слухи о нем среди населения начали рости сразу же после смерти Ленина.

Большевистское руководство единогласно опровергло существование "ленинского завещания", как называли "Письмо" в период тогдашних дискуссий и разоблачений. При Сталине на этот документ по высокой санкции было наложено табу, нарушение которого грозило наказанием. Его политическая функция изменилась в период Glossar"десталинизации" при GlossarНиките Хрущеве, а в последний раз в годы горбачевской перестройки и гласности, проходивших, в частности, под лозунгом "Обратно к Ленину!".

В 1956 г. последовала первая в Советском Союзе публикация "Письма к съезду" вместе с другими документами, находившимися до того на секретном хранении. В конце 1980-х гг. "ленинское завещание" снова широко дискутировалось. После 1956 г. рецепция "Письма" по-прежнему оставалсь достаточно политизированной. При этом письмо служило в качестве средства сохранения кристально чистого образа Ленина, незапятнанного преступлениями политического режима его преемника Сталина.

В западной историографии большой вклад в изучение ленинского "Письма к съезду" внес М. Левин, автор отдельной монографии, посвященной документу. В последующий период научная дискуссия разворачивалась главным образом вокруг вопроса о том, в чем состояло отличие между Glossarбольшевизмом ленинского и сталинского типа. Детальные исторические исследования о обстоятельствах написания "Письма к съезду" и его последствиях стали возможными только с окрытием архивов в 1990-х гг.

Бенно Эннкер

(Перевод с нем.: Л. Антипова)

[1] См.: "Дневник дежурных секретарей В.И. Ленина" [21 ноября 1922 г. - 6 марта 1923 г.], в: Ленин, В.И, Полное собрание сочинений, в 55 томах, т. 45, Москва 1964, с. 455-486. [[1]]

[2] См. комментарии к "Письму к съезду" в: Ленин, В.И., Полное собрание сочинений, в 55 томах, т. 45, Москва 1964, с. 593-600. [[2]]

[3] "К истории последних ленинских документов. Из архива писателя А. Бека, беседовавшего в 1967 году с личными секретарями Ленина", в: Московские новости, № 17, 23 апреля 1989, с. 8-9. [[3]]

Hinweis: Durch die Nutzung dieser Webseite stimmen Sie der Verwendung von Cookies zu.
OK Mehr erfahren